Мифы о жизни Марии Башкирцевой

Семь мифов из жизни Марии Башкирцевой

Мария Башкирцева— живописец второй половины XIX века, родившаяся в имении Гавронцы Полтавской губернии, стала знаменитой только после смерти, а наибольшую известность ей принесло не столько живописное творчество, сколько эпистолярное. Хотя еще при жизни художницы несколько ее картин приобрел Лувр. В наше время эти работы находятся в экспозиции музея д’Орсе.

Изданные через три года после смерти Марии дневники стали бестселлером того времени. Рукопись перевели на все европейские языки и даже опубликовали в США, а рецензию написали многие известные личности конца XIX столетия. Среди них Премьер-министр Великобритании Уильям Гладстон, Лев Толстой, Ги де Мопассан и многие другие. Даже спустя десятилетия после смерти Марии ее дневники продолжали волновать великие умы. Ими зачитывались Велимир Хлебников и Марина Цветаева. Последняя посвятила художнице стихотворение «Встреча».

Между тем, только спустя 100 лет стало известно, что дневник сфальсифицирован, а самое сокровенное из него безжалостно вырвано. Оригинальные рукописи обнаружила в 80-е годы ХХ столетия профессор университета города Ренн Колетт Конье. Дневники считались безвозвратно утерянными, хотя все эти годы пролежали в архиве Национальной библиотеки Франции. Изучив дневники, состоящие из 84 блокнотов и 22 тетрадей, К.Конье сделала вывод, что в рукопись, кроме стилистических, внесены еще и значительные содержательные правки. В 1984 году исследовательница опубликовала книгу “Мария Башкирцева. Портрет без ретуши”.

Серьезную исследовательскую работу провел и современный российский публицист А.Александров. В книге «Подлинная жизнь мадемуазель Башкирцевой» автор увлекательно описывает все семейные перипетии. Жизнь художницы и ее родственников оказалась настолько окутанной тайнами, что даже спустя более 100 лет довольно интересно прочитать дневники «без купюр». Данная публикация подготовлена на основе двух упомянутых исследований.

Миф первый: год и дата рождения

Многие годы считалось, что юная художница умерла в 24-х летнем возрасте, а год ее рождения — 1860. Установлено, что на самом деле художница родилась на два года раньше — в 1858 году. После смерти Марии ее мать целенаправленно уменьшила возраст девушки. Вероятно для драматизации судьбы «гениального ребенка» и последующей монетизации ее «истории». Кстати, на сайте Художественного музея города Днепра, в разделе посвященном творчеству М.Башкирцевой, до сих пор указан 1860-й. Хотя днепровские музейщики уже не первый год колесят по ведущим мировым экспозициям с картиной художницы «В студии».

Родилась Муся (детское прозвище Марии) по старому стилю 12 ноября, а праздновала день рождения на два месяца позже — 12 января. С детства ей внушали, что она родилась недоношенной, через семь месяцев после свадьбы родителей. Тем не менее, все оказалось намного сложнее. Вероятно ее мать имела добрачную связь на стороне. Утверждать о произошедшем адюльтере не берусь. Однако, в результате семейного скандала родители Марии через два года расстались.

Миф второй: Башкирцева из семьи богатых помещиков

Дед Муси — генерал Башкирцев П.Г., выйдя в отставку, купил по дешевке имение под Полтавой у разорившегося, захудалого семейства. В дневнике Марии об обстоятельствах этой сделки записано: «говорят даже, что в этой сделке он выказал изрядную алчность и очень мало великодушия. Что ж, люди есть люди».

Неизвестно как сложилась бы судьба Муси, если бы не любовные интрижки ее матери — Марии Степановны. За мамой ухаживал богатенький холостяк Фаддей Романов. Идея «подцепить» Романова принадлежала Жоржу — брату матери Муси. Запись в дневнике: «И вот его стали приманивать — сперва напустили на него маму, очень кокетливую. Он в нее влюбился. Поехали все вместе в Харьков, потом в Ялту. Жорж его все подстрекал, так что жизнь вели непостижимую. Я и сама как могла пускала в ход свои чары девятилетней девочки».

Дальнейшие события напоминают детектив Агаты Кристи. Запойный холостяк вдруг женится на некрасивой сестре Марии Степановны — Надин и через год скоропостижно умирает. Родная тетка Муси в одно мгновение становится сказочно богатой. Именно с этого момента семейство начинает жить на широкую ногу…

Миф третий: отъезд за границу для лечения Муси

У будущей художницы было две гувернантки и обе в разное время скончались от чахотки. Первая, с открытой формой туберкулеза, умерла еще в 1868 году. Таким образом у девочки практически не было шансов не заразиться. Отъезд за границу для лечения Муси — это лишь предлог для долгожданного вояжа матери и ее разгульных сородичей. Помпезный выезд родственников в Европу состоялся только в 1870 году, за счет Фаддея Романова. Поводом к переезду стал не прогрессирующий туберкулез 12-летней девочки. У семейства, наконец, появились необходимые средства для недешевой жизни в Европе.

Задолго до этого, еще живя на Полтавщине, дяди также «отличились». Бесконечные пьяные выходки, дебоши и арест жандармами Жоржа. Любимое занятие — сечь по пьяни розгами прохожих неблагородного происхождения. В общем, семейка по линии матери была еще та!

Младший брат Муси по имени Поль также не отставал от своих дядей. Бросил учебу и с 14 лет гулял с кокотками. В Ницце Башкирцевых отказывалась принимать даже родная сестра отца Муси. Их не приглашали на светские балы. Муся танцевала исключительно на открытых благотворительных вечерах, предварительно купив входной билет. Основное же развлечение семейки — поездки на поезде в Монте-Карло, куда ее мать каждый раз отправлялась в компании нового ухажера. В такие поездки Мария Степановна брала с собой и несовершеннолетнюю дочь.

Миф четвертый: отец Муси бросил жену с детьми

А.Александров пишет: “Константин Башкирцев очень переживал разрыв с женой. Однажды он решился на отчаянный поступок и выкрал из имения тестя свою семилетнюю дочь и ее брата погодку Поля (он же Павел). Тесть с тещей почти силой отбили детей”.

Согласитесь, достаточно необычное поведение для «гуляки», у которого к тому же присутствуют сомнения в отцовстве первого ребенка. На страницах дневника Мария вспоминала: «отец похитил нас и спрятал в деревне, чтобы заставить маму вернуться. Бабушка бушевала, привыкнув всю жизнь орать на слуг. Отец же ни разу не переступил границ вежливости. Позже я поняла, что так проявлялось в нем отвращение к грубости и скандалам».

Миф пятый: образ Марии как юной утонченной натуры

В 15 лет, влюбившись в лорда Гамильтона, эта «наивная девочка» записала в дневнике: «Я признаю любовь только таких мужчин, как лорд Гамильтон потому, что они много знают и много видели. Мальчик двадцати двух лет любит как женщина. Я была бы горда, если бы меня полюбил именно такой мужчина, который искусен в любви».

Не нравятся Мусе наивные юноши, ей подавай опытных, знатных, а самое главное состоятельных мужчин. Да и побуждения к ежедневным многочасовым занятиям оказались довольно прозаичны: «Я решила пройти курс обучения лицея в Ницце. На все мне потребуется девять часов в день. Я хочу работать как зверь. Я не хочу быть ниже своего мужа». Под будущим мужем понимается тот же недостижимый для Муси лорд Гамильтон.

Миф шестой: как зарождался эпистолярный талант Марии

В 1875 году за Марией ухаживал представитель “золотой молодёжи” Ниццы Эмиль д’Одиффре. Его дядя разбогател на торговле тканями. Муся стыдилась того, что у избранника нет «безупречной репутации английского аристократа». И все же лелеяла мечту выйти за него замуж.

Дело в том, что высшее общество не принимало представителей скандальной семьи Башкирцевых в свой круг. Муся по этому поводу сильно переживала на страницах дневника. Родственники Фаддея Романова обвинили сестер в подделке завещания. Судебный процесс длился почти 10 лет. Череда громких скандалов окончательно подорвала семейную репутацию. Вдобавок, двое родных братьев матери художницы (дяди Муси) судились между собой, не поделив одну жену на двоих, которая к тому же была их вдвое старше.

Между тем, Эмиль не захотел, а может и не смог ввести Марию в высшее общество Ниццы. Семнадцатилетняя Муся не просто разочарована, она разозлена. В отместку начинает терроризировать ухажера и его отца. Забрасывает их анонимными письмами с угрозами и непристойностями. Позднее решает поквитаться, сочинив роман «изобличающий семью д’Одиффре». Амбициозная Муся почему-то уверенна, что книга выйдет не хуже, чем у Александра Дюма.

Миф седьмой: Мария отвергла ухаживания Мопассана

В некоторых публикациях встречается размытое трактование переписки Муси с французским романистом. Якобы, получив послание, писатель был удивлен и заинтригован ее литературным даром. На самом деле неуемная жажда славы и желание вращаться в высшем обществе не давали Мусе покоя.

Автор “Пышки” ухлестывал за поклонницами, которые его буквально осаждали. Назначал свидания девицам даже через газеты. Прочитав об одном из таких случаев, Мария пишет письмо Ги де Мопассану: «Уже год, как я собираюсь написать вам… Но вот, дня два тому назад, я читаю в газете, что кто-то почтил вас милым посланием, и вы просите эту прелестную особу сообщить вам адрес, чтобы ответить ей. Во мне тотчас же заговорила ревность, меня вновь ослепило ваше литературное дарование,— и вот я перед вами».

Мопассан, как мужчина заинтригован, ему глубоко наплевать на ее литературный слог. В ответных письмах писатель, как опытный ловелас, постепенно начинает «окучивать» очередную экзальтированную девицу. В конце концов напрямик спрашивает как она выглядит, попутно назначая свидание. Переписка Мопассана с Марией — очередная интрижка писателя (к тому времени уже болевшего сифилисом), из общего вала любовных писем, поставленных на конвейер.

После смерти художницы ее родственники старательно идеализировали образ безвременно скончавшейся Марии Башкирцевой. Скандальная семейка выжимала деньги из всех и вся! Остается только удивляться, как дяди и тети не распродали все картины подчистую. Впрочем, возможно гонорары от изданных «порезанных дневников» приносили доход несоизмеримо больший, чем оставшиеся от Муси полотна. В 1908 году около 150 полотен и рисунков мать Башкирцевой подарила Русскому музею Александра ІІІ (Санкт-Петербург). О дальнейшей печальной судьбе картин подробно написано в Википедии.