Эволюция от денди до блогеров

Эволюция от денди-аристократов до блогеров-министров

Современную жизнь невозможно представить без интернета и соцсетей. В наши дни сформировалась целая группа творческих личностей, в которую вошли различные блогеры, лидеры общественных мнений (далее ЛОМ) и звезды Instagram. Высказывания популярных блогеров разлетаются многотысячными репостами на Facebook. Иногда даже кажется, что в нашем обществе появилась новая социальная прослойка, равнозначная по своему значению возникновению русской интеллигенции в истории Российской империи.

Возможно многие не согласятся со столь смелым сравнением. Между тем, если защищают диссертации на тему “Интеллигенция как феномен русской культуры”, то почему бы не провести небольшое исследование, посвященное сравнению ЛОМов XIX и ХХI столетия. Все-таки интересно понять, что же изменилось спустя 200 лет.

Итак, знакомьтесь, граф Альфред д’Орсе, сын французского генерала, сподвижника самого Наполеона. Высокий шатен, спортивного телосложения, искусно владеющий пером и словом.

Его литературный слог оценил сам Байрон. Юный граф был настоящим лидером общественного мнения своего времени. В эпоху Георга IV довел до совершенства «искусство одеваться», а также добился безусловного авторитета среди парижских и лондонских франтов. Графу д’Орсе достаточно было надеть на променад яркого цвета жилетку или неприемлемые в высшем обществе облегающие панталоны, как буквально со следующего дня ему уже подражало большинство щеголей из высшего общества.

Некоторые маркетологи на полном серьезе считают, что покупка лояльности популярного блогера для продвижения того или иного бренда является свежим трендом XXI века. Отдельные коучи организовывают недешевые тренинги, на которых приводят «научные методы» поиска в соцсетях лидеров мнений по хештегам. Доказывают необходимость привлечения ЛОМов для рекламы различных товаров.

Как всегда, все новое — хорошо забытое старое

Доктор филологических наук Ольга Вайнштейн в монографии «Денди: мода, литература, стиль жизни” пишет следующее: «Будучи известным модником, граф оказался находкой для поставщиков одежды, которые успешно рекламировали через него свой товар. Достаточно было сослаться на то, что данная вещь имеется в гардеробе графа д’Орсе, чтобы обеспечить успешный сбыт. Коммерсанты бесплатно присылали ему свои изделия для рекламы. Торговцы вкладывали в свои посылки денежные банкноты, а портные клали купюры в карманы сшитых для него сюртуков. Если подобных вложений не оказывалось, граф сердился и частенько отсылал вещи обратно. Многие из предметов его гардероба копировались щеголями всей Европы и были названы в его честь. Имя д’Орсе закрепилось и за пальто, и за высоким цилиндром с изогнутыми полями, и за комнатными туфлями без задника».

Статьи о стильном графе и его образе жизни не сходили со страниц популярной парижской иллюстрированной газеты «Le Charivari». Впрочем, О.Вайншейн утверждает, что и мода на бороды в высшем обществе Англии появилась с легкой руки графа д’Орсе!

Фактически культ модных бородачей XXI века, а также возникновение барбершопов в каждой подворотне и спальных районах современных мегаполисов — не что иное, как прямая калька с явления дендизма в Соединенном Королевстве двухсотлетней давности.

Историю о любовных похождениях д’Орсе с членами семьи лорда Блессингтона опустим. Существует огромное количество публикаций, посвященных многолетнему роману графа с Маргарет — женой лорда, а также взаимоотношениям с самим лордом и его старшей дочерью. Была ли у них любовь de trois или нет, не суть важно. В конце концов оставим это на совести самого графа д’Орсе.

Просто, раскрывая образ Альфреда до конца, следует упомянуть, что лорд Блессингтон, предложив оставить в наследство графу д’Орсе часть своего имущества, поставил единственное условие… Последний обязан был жениться на старшей дочери лорда по имени Харриет. Спустя некоторое время, узнав о многолетней связи графа д’Орсе с мачехой, оскорбленная леди добилась развода. В результате бракоразводного процесса все наследство старого лорда перешло к Харриет, а любовники остались без средств к существованию.

Именно с этого момента полностью проявился талант самого графа д’Орсе. Потеряв возможность распоряжаться средствами бывшей жены, Альфред вынужден был, уже будучи в зрелом возрасте, искать собственные источники дохода. Граф стал писать портреты и лепить бюсты знаменитых современников, за которые ему неплохо платили. Кстати, на питерском сайте «Антиквариат. Русские сезоны» можно полюбоваться одной из работ графа д’Орсе. Это скульптура «Николай Первый» (бронза, литье, 1846 год, высота 66 см).

В 2011 году несколько живописных работ графа д’Орсе реализовали через on-line аукцион MutualArtc. Среди них портрет британского полководца Артура Уэсли, герцога Ве́ллингтона и очередной бронзовый бюст Николая Первого.

И в фондах Национальной портретной галереи (г. Лондон) хранится несколько литографий, выполненных графом, в том числе, портрет Чарльза Диккенса, датируемый 1841 годом (273 мм x 176 мм).

Вдобавок, на пару с Маргарет, Альфред д’Орсе подрабатывал журналистикой и написанием беллетристики. Любовники продолжали жить и зарабатывать вместе. Печатались в альманах на тему моды и красоты, а также публиковали скетчи о путешествиях по Европе. В общем, смогли монетизировать собственный литературный дар.

Плох тот блогер, который не мечтает стать министром

В 1852 году Луи-Наполеон III, после очередного политического переворота во Франции, ввел графа д’Орсе в состав правительства. Альфред должен был способствовать развитию изящных искусств. На современном языке должность равноценная министру культуры. К сожалению, на данном поприще граф не преуспел, скончавшись всего через несколько месяцев после назначения.

Как видим из истории мировой культуры, спустя 200 лет ничего кардинально нового так и не придумали. Даже опыт Украины по делегированию популярных блогеров и известных волонтеров на работу в госаппарат не является политическим нововведением. Феномен десантирования блогеров во власть — это и политическая конъюнктура, и определенный способ коммуникации, и даже заискивание старой элиты перед зарождающимися новыми политическими движениями.

Профессор МГУ Татьяна Венедиктова в статье «Зачем нужны денди», ссылаясь на дневники Шарля Бодлера, развивает мысль о том, что такое явление как дендизм возникает в ситуации перехода и неопределенности. «Когда старая аристократия ослабевает, а новая еще не готова вступить на ее место. В салонах XIX века старая, аристократическая, и новая, буржуазная, элиты встречались, смешивались, будучи обе не уверены в себе. Одна уже в значительной степени обессилена, другая еще недостаточно сильна».

В данном случае вполне допустимо перефразировать и применить классический ленинский тезис: «низы не хотели жить по-старому, а верхи уже не могли управлять по-прежнему”.

Таким образом, и наши ровесники — успешные блогеры, а также денди из Facebook внесут свой вклад в современную историю. Однако, объективную оценку общественному и политическому значению деятельности интернет-ЛОМов, смогут дать только будущие поколения.