Павел Первый боролся с инфляцией и приказал сжигать деньги

Зачем Павел I сжигал деньги?

Инфляция — неизбежный спутник любой экономики. Различные экономические школы трактуют инфляцию и как положительный, и как отрицательный фактор для развития экономики. В данной публикации мы не будем осмысливать скучные макроэкономические факторы, приводящие к инфляционным процессам. Гораздо интереснее рассмотреть способы преодоления гиперинфляции на наглядных исторических примерах.

Впрочем, не мешает и разобраться почему российский император Павел I приказал сжигать «екатерининские ассигнации». С какой радости Михаилу Ломоносову понадобилось 3 тонны медных денег и для чего в Голландии твердой валютой признали морские ракушки. Также стоит выяснить, кто заставил французских солдат вместо денег использовать игральные карты.

Денежная реформа Екатерины II

В 1769 году с легкой руки императрицы Екатерины II в Российской империи появились бумажные деньги. По началу процесс печатания ассигнаций контролировался Сенатом, а персональную ответственность за их количество нес генерал-прокурор. Деньги выпускались под обеспечение двух банков: санкт-петербургского и московского. В качестве разменного фонда в каждом банке разместили по 500 тыс. рублей медью, золотом и серебром.

Кстати, за двадцать лет до описываемых событий, М.В.Ломоносов, после написания хвалебной Оды в честь Елизаветы Петровны, царским благоволением был награжден 2000 рублей. Бумажных ассигнаций в ту пору еще не было, а золотые монеты, в том числе елизаветинские империалы были, как говорится, в дефиците.

Некоторые историки считают, что, скорее всего, Ломоносову вручили денежное вознаграждение медными монетами. С учетом того, что общий вес двух тысяч медных рублей (мелкими монетами) мог составить около трех тонн, то в таком случае, их везли ученому на нескольких телегах.

С 1796 года начали чеканить медную монету достоинством 16 рублей, вес которой составлял один пуд (около 16,3 кг). Однако производство такой крупной монеты оказалось слишком трудоемким. В итоге выпуск 16-ти рублевой монеты приостановили.

Более подробно о русских монетах XVIII— XIX веков можно прочитать в монографии Великого Князя Георгия Михайловича “Монеты царствования Екатерины Великой», изданной в 1905 году.

Обесценивание ассигнаций

Непомерные военные затраты, а также воровство фаворитов и бесконечные балы при дворе русской императрицы привели к нехватке денежных средств в казне. Печатные станки работали без остановки. В конце 90-х годов XVIII столетия государственный обмен бумажных ассигнаций полностью прекратили. При этом подушную подать собирали исключительно медными деньгами. Бумажные ассигнации отказывались принимать даже сборщики налогов. Именно поэтому археологи и кладоискатели до сих пор находят тайники с медными монетами, относящимися к периоду царствования Екатерины. Из-за гиперинфляции бумажных ассигнаций даже «дешевые» медные монеты были в дефиците.

Под конец царствования Екатерины II, по состоянию на ноябрь 1796 года, в обращении находилось ничем необеспеченных бумажных ассигнаций на сумму 158 миллионов рублей. А совокупный внешний и внутренний долг Российской империи превысил 200 миллионов рублей, что равнялось трем годовым бюджетам страны. [Источник: Ю.Власов «Павел I — коронованный тиран или просвещённый реформатор?”].

Сумасшедший Павел?

Между тем, император Павел Первый, которого многие описывают как неуравновешенную и истеричную личность, одним из первых своих указов запретил бесконтрольное печатание ассигнаций.

18 декабря 1797 года все выпущенные екатерининские ассигнации признали как официальный долг российской казны. [Источник: В.Бурлачков «Развитие денежной системы и денежные реформы в России и СССР”].

Император Павел принял сумасшедшее, с точки зрения его современников, решение, но вполне осмысленное, исходя из основ макроэкономики. Самодержец и «самодур» распорядился переплавлять дворцовые столовые сервизы в серебрянные монеты. Бумажные ассигнации массово выкупались у населения за счет царских ценностей и сжигались на Дворцовой площади.

Публицист Борис Башилов в книге «Павел Первый и масоны» утверждает, что всего было выкуплено и сожжено ассигнаций на сумму свыше 5 миллионов рублей. Как следствие, стоимость оставшихся ассигнаций значительно выросла.

Игральные карты вместо денег

Проблема нехватки наличных денег — золотых монет была характерна для многих колониальных империй. Аналогичные трудности испытывала французская колония на территории современной Канады. Такие факторы, как удаленность от метрополии и постоянная задержка морских караванов, создавали наличный дефицит. Для кардинального решения валютной проблемы, в том числе выдачи жалования, главный интендант колонии в 1685 году применил нестандартный подход.

Французским солдатам стали выдавать игральные карты с личной печатью и подписью интенданта. Последний собственноручно делал пометки на «рубашке» карт, указывая их денежный эквивалент. После прибытия морского корабля из Франции, интендант выкупал у солдат ранее розданные карты, расплачиваясь золотыми монетами.

Эта система настолько прижилась, что уже в 1714 году в обращении находилось карточных денег на сумму 2 миллиона ливров. Естественно, что и возросло количество умельцев, подделывавших деньги — игральные карты. Фальшивомонетчиков не останавливала даже угроза быть повешенными.

Несмотря на все недостатки, «игрально-карточная система» просуществовала более полувека. Со временем голландцы переняли опыт французов и во время нидерландской колонизации Гвианы использовали игральные карты вместо золотых монет.

Инфляция морских ракушек

В некоторых странах Африки и Океании в качестве основного платежного средства на протяжении нескольких веков использовались ракушки морских моллюсков под названием «каури». При этом «Центральный банк» денег-каури находился на Мальдивских островах.

Аборигены в буквальном смысле носили деньги на шее, для удобства создавая из раковин моллюсков длинные бусы. Более крупные покупки осуществлялись корзинами, каждая из которых содержала до нескольких тысяч раковин. Европейские купцы тоже считали каури твердой конвертируемой валютой. Даже на бирже в Амстердаме деньги — каури имели собственную котировку и обменивались на гульдены.

В конечном счете экономику аборигенов «подорвали» португальцы, голландцы и англичане, которые имея возможность приобретать схожие раковины в Полинезии и у берегов Бразилии, перемещали их «контрабандой» на Мальдивские острова и побережье Африки. [Источник: Цысь В.В. «История денег и денежного обращения России»].

Ушлые европейские торговцы «надували» аборигенов расплачиваясь за рабов и слоновую кость «контрафактными каури». Фактически «просвещенные работорговцы» создали переизбыток «денежной массы» каури.

Опять-таки, чтобы побороть инфляцию островитянам, всего лишь навсего, нужно было сжигать корабли работорговцев, но это была бы уже другая история. Тем не менее, деньги-каури на островах использовались вплоть до начала XX столетия.